Tags: Лужков

За Лужкова

Несколько слов в защиту Юрия Михайловича.

  Я всё про Юрия Михайловича понимаю. Мы не первый год строим театр, и очень многие серьёзные люди мне говорили – кто намёком, кто прямым текстом, - что мы не построим театр без чемоданов денег. Все его замечательные вице-мэры – они все нам бесконечно рады, все нам помогают, но как только мы опускаемся чуть ниже, я понимаю, что это стена многолетняя и непробиваемая. Конечно, я вижу в этом такую, извините, коррупцию… Но, тем не менее, я выступаю в защиту Юрия Михайловича. Потому что помните, как у Пушкина:

«Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей…

Вот и для меня в жизни и работе этого человека есть два важных момента, сравнимых с «лицеем» и «Парижем». Первое. Он за годы своей работы – открыл более 20 театральных зданий. И этим он войдёт в историю! Он ещё понимает значение культуры. Он их не просто открыл – он в начале каждого театрального сезона встречается с художественными руководителями. Мне очень важно, что он помнит, как меня зовут и как зовут многих артистов нашего театра. И я помню, как он подходил к Любе Полищук или к Марии Мироновой и говорил: «Для меня честь сегодня встретить Вас здесь». И это говорилось не просто так! На многие письма, которые в течение этих лет мы ему писали, сверху стояла замечательная его резолюция: «Помочь творцу!». И я очень боюсь, что после Ю. М. придут люди, которые уже сегодня давят-давят-давят. В Думе обсуждают очередной закон о театре, и все эти обсуждения ведут к одному – пусть они сами себя кормят. Но во всём мире «они» сами себя не кормят! Я не хочу считать деньги его жены. Я не хочу считать те самые чемоданы, которые заносят в кабинеты. Не моё это дело. Я согласен с обвинением в адрес московских властей в варварском отношении к памятникам культуры. Мы с нашим театром проходили бесконечные советы, согласования, запреты, и казалось, что все так бережно относятся к памятникам. Но вот прямо перед окнами театра выросла безобразная огромная стекляшка, изуродовавшая Трубную площадь. Ее возвели вместо другой «стекляшки» советского периода – менее уродливой, кстати. Это, я считаю, катастрофа. И все-таки… Понятно, что Ю. М. сметут. Тем не менее, мне хочется, чтобы тот, кто займёт его место, всё таки посмотрел, что не всё было так плохо. Я очень боюсь, что станет хуже. Я вижу, что творится с образованием, с медициной. Государство, которое не платит за медицину, за образование, за культуру, в результате обречено быть нездоровым, необразованным, бескультурным. И второе, что мне кажется очень важным. Ежегодно реально повышается пенсия москвичей. Моя мама, которой 84 года, всегда говорит так: вот эта пенсия – от России, а вот эта – от Лужкова. Она не говорит – от Москвы. От Лужкова! И я очень боюсь, что придёт новый начальник, и скажет: «Ничего страшного, проживут как-нибудь. А не проживут, так и ладно…». И, действительно, из автомобиля с синей мигалкой очень плохо виден человек, который идёт по улице.

  PS. Короткая ремарка о нашем гражданском обществе и наших реалиях. Сегодня мы с директором театра пошли в Театральный центр СТД на открытие театрального фестиваля «Балтийский дом». Пошли пешком, так как наш театр находится недалеко. Андрюс в замечательном тёмном костюме и белой рубашке, я, слава Богу, в джинсах и свитере, а навстречу шли две хорошо одетые женщины. В это время вдоль тротуара ехала поливальная машина, поднимая страшный столб пыли, грязи и воды. Тем, кто шёл по улице, деться было некуда, так как ширина тротуара не более двух метров – и нас прижимало к стенке и обливало грязью! И это центр Москвы! Это то, что можно делать с нашим гражданином. Я думаю, что в любой Европе, не говоря уже об Америке, человек, сидящий за рулем «поливалки», уже был бы за решёткой или, в крайнем случает, уволен. А тут он улыбался, во рту его была сигарета, он победно сигналил – а деться-то некуда было! Женщины визжали, мужчины посылали матерные проклятья. Я был весь в грязи, директор весь в грязи – сходили открыть театральный фестиваль…А «поливальщик» не скрывает своих номеров, известно точное время, когда он проехал – его можно найти, можно наказать, но никто не будет этим заниматься. Ему сказали мыть тротуары – ну он и мыл, облив при этом некоторое количество граждан города грязью с ног до головы. Будь он проклят! Наверное, и это небольшой привет от Юрия Михайловича, который сейчас обдумывает свое положение в прекрасном месте в австрийских Альпах. Вряд ли там можно встретить подобные «очистительные мероприятия». Скажете, я сам себе противоречу? Нет, я просто думаю, что те, кто придут после него, будут ещё хуже…