December 16th, 2019

БЕРЛИН ВЗЯЛИ. ТЕПЕРЬ НА ПАРИЖ

Ну, вот мы и завершили работу филиала театра «Школа современной пьесы» в Берлине.  Больше года длился этот проект – абсолютно беспрецедентный. Никто и никогда не играл за рубежом в течение двух сезонов по два-три спектакля в месяц. Ни у кого не было подобного опыта: сыграть в одном европейском городе ВЕСЬ свой репертуар – без адаптаций, без упрощения сценографии,  по-честному, точно так же, как мы играем в Москве на своей сцене. Нам хотелось проверить – сможет ли заинтересовать публику, причем местную, а не только эмигрантскую диаспору, наш театр в целом. Не отдельными спектаклями, не именами известных артистов, а вот именно всей своей художественной концепцией. И нам это удалось: от раза к разу на спектакли приходило все больше немецкоговорящей публики, которая смотрела спектакли с синхронным переводом на табло и очень хорошо принимала их.
Этот наш, повторю, уникальный опыт наводит на размышления и выводы. Как приятные, так и совсем наоборот.
Приятно осознавать в который раз, что мы участвуем в деле, которое сегодня стало чуть ли не единственным, способным удержать мировую цивилизацию от агрессии и конфликтов. Говорю о культурных связях. Внедрение русской культуры в европейскую, демонстрация наших художественных достижений – это реальный  инструмент для консолидации. Как будто бы это такая простая вещь, которую все должны понимать и дружно кивать головой. И все кивают. Дружно. Масса организаций, сотрудники которых по долгу службы (за зарплаты, кстати)  должны этим заниматься: Россотрудничество, Минкульт, и в особенности Министерство иностранных дел вкупе с посольствами и представительствами России за рубежом. На деле радостными киваниями все и ограничивается. Идея филиала была поддержана по-настоящему только Павлом Извольским – директором Русского Дома в Берлине, который вместе с театром эту идею воплотил в жизнь. Вот и все. Больше никто. Даже сами сотрудники Русского Дома, которых очень немало, никакого участия ни в рекламе, ни в информировании населения, ни в организационном процессе участия не принимали. Есть там одна сотрудница, которая вот уже много лет отвечает именно за театральные проекты. Она не посетила ни один наш спектакли за весь период работы филиала. Правда, ее там прозвали «Шпионкой»… Я уже думаю, может быть, в этом секрет? В том, что все эти люди занимаются не культурными связями, а чем-то гораздо более серьезным?
Во всяком случае, посол России в Германии тоже интереса к проекту не проявил. Не закрыл, не открыл его – хотя это было бы вполне логично. Атташе по культуре – тот пару раз заглянул. Что было, то было.
Но мы – люди упорные. Теперь пробуем все то же самое с Францией: филиал «Школы современной пьесы» в Париже. Будем знакомить парижскую публику с русским репертуарным театром и русской современной драматургией. А заодно  увидим, каковы приоритеты у тамошних  специалистов, отвечающих за культурные связи. Театром они занимаются или чем-то более серьезным…