Умерла Галина Борисовна Волчек

И снова мы скажем – ушла эпоха, глыба, мера сравнения, с которой мы соотносим себя, других… И начнутся обсуждения – сколько Галина Борисовна сыграла ролей, а сколько могла бы сыграть, сколько поставила спектаклей, сколько не успела, потому что тратила время на решение организационных проблем, на администрирование, на руководство…
Когда-то мне выпало счастье поздравлять Галину Борисовну с 40-летием. Мы готовили для нее капустник, и нам тогда казалось, что 40 лет - это очень много. Потом я поздравлял Галину Борисовну с 80-летием – и возрастная дистанция между нами как-то незаметно стерлась, почти не ощущалась… А между этими двумя датами была жизнь, которую мне  посчастливилось прожить рядом с ней, работать, учиться руководить театром.
Галина Борисовна не просто пример выдающегося руководителя театра, она –  его эталон.
Этому невозможно научиться ни в каком институте, ни на каком продюсерском факультете.
Когда театр «Современник» совершенно разваливался – Олег Николаевич Ефремов увел за собой  в МХАТ буквально всех артистов – Галина Борисовна приняла удивительное решение, которое оказалось наимудрейшим: она пригласила в труппу совершенно неизвестных молодых артистов – Юрия Богатырева, Марину Неелову, Костю Райкина, Стаса Садальского, Лену Кореневу… И сделала из них настоящих звезд. Она позвала двух начинающих режиссеров – Валерия Фокина и меня. Я на тот момент даже не успел защитить диплом, но она доверила мне постановку спектакля. А рядом  репетировали Анджей Вайда и Георгий Товстоногов. В самые непробиваемые советские времена она находила деньги и связи, и театр ездил на невероятные гастроли в Англию и Америку, заводила дружбу с зарубежными театрами, с выдающимися театральными людьми из Европы… И все это делала на высочайшем профессиональном уровне, не уступающем какому-нибудь бродвейскому продюсеру…
Нам еще предстоит осознать эту потерю в ряду других столь же невосполнимых утрат: Олег Табаков, Марк Захаров, а еще раньше – Юрий Любимов, Олег Ефремов… Уходит мощнейшая театральная культура ХХ века. Сегодня она ушла окончательно.
Повторю строчки из стихотворения, которое читал Галине Борисовне в день ее 80-летия:
От нее мы путь свой пролагали
И у каждого сложился путь
Если только можешь, тетя Галя,
Где-то рядом недалече будь.
В честь нее гремят аплодисменты
Все мы вехи на ее пути.
Я дождался этого момента.
Жизнь прожить и снова к ней прийти.
Дальше  придется идти без нее…




БЕРЛИН ВЗЯЛИ. ТЕПЕРЬ НА ПАРИЖ

Ну, вот мы и завершили работу филиала театра «Школа современной пьесы» в Берлине.  Больше года длился этот проект – абсолютно беспрецедентный. Никто и никогда не играл за рубежом в течение двух сезонов по два-три спектакля в месяц. Ни у кого не было подобного опыта: сыграть в одном европейском городе ВЕСЬ свой репертуар – без адаптаций, без упрощения сценографии,  по-честному, точно так же, как мы играем в Москве на своей сцене. Нам хотелось проверить – сможет ли заинтересовать публику, причем местную, а не только эмигрантскую диаспору, наш театр в целом. Не отдельными спектаклями, не именами известных артистов, а вот именно всей своей художественной концепцией. И нам это удалось: от раза к разу на спектакли приходило все больше немецкоговорящей публики, которая смотрела спектакли с синхронным переводом на табло и очень хорошо принимала их.
Этот наш, повторю, уникальный опыт наводит на размышления и выводы. Как приятные, так и совсем наоборот.
Приятно осознавать в который раз, что мы участвуем в деле, которое сегодня стало чуть ли не единственным, способным удержать мировую цивилизацию от агрессии и конфликтов. Говорю о культурных связях. Внедрение русской культуры в европейскую, демонстрация наших художественных достижений – это реальный  инструмент для консолидации. Как будто бы это такая простая вещь, которую все должны понимать и дружно кивать головой. И все кивают. Дружно. Масса организаций, сотрудники которых по долгу службы (за зарплаты, кстати)  должны этим заниматься: Россотрудничество, Минкульт, и в особенности Министерство иностранных дел вкупе с посольствами и представительствами России за рубежом. На деле радостными киваниями все и ограничивается. Идея филиала была поддержана по-настоящему только Павлом Извольским – директором Русского Дома в Берлине, который вместе с театром эту идею воплотил в жизнь. Вот и все. Больше никто. Даже сами сотрудники Русского Дома, которых очень немало, никакого участия ни в рекламе, ни в информировании населения, ни в организационном процессе участия не принимали. Есть там одна сотрудница, которая вот уже много лет отвечает именно за театральные проекты. Она не посетила ни один наш спектакли за весь период работы филиала. Правда, ее там прозвали «Шпионкой»… Я уже думаю, может быть, в этом секрет? В том, что все эти люди занимаются не культурными связями, а чем-то гораздо более серьезным?
Во всяком случае, посол России в Германии тоже интереса к проекту не проявил. Не закрыл, не открыл его – хотя это было бы вполне логично. Атташе по культуре – тот пару раз заглянул. Что было, то было.
Но мы – люди упорные. Теперь пробуем все то же самое с Францией: филиал «Школы современной пьесы» в Париже. Будем знакомить парижскую публику с русским репертуарным театром и русской современной драматургией. А заодно  увидим, каковы приоритеты у тамошних  специалистов, отвечающих за культурные связи. Театром они занимаются или чем-то более серьезным…

СЛУЖИТЬ НАРОДУ


На этих днях в средствах массовой информации появились три новости, которые, казалось бы, не связаны между собой. Однако с моей точки зрения - связаны, причем, к большому сожалению. В очередной раз ВЦИОМ опубликовал данные опроса, кто хотел бы жить за рубежом. Самые высокие цифры показали молодые люди от 17 до 24 лет – 53%. То есть более половины молодых людей хотели бы жить не в своей стране. И это ошарашивает.
Вторая новость – вроде бы совсем из другой области: Министерство культуры России отказало в прокатном удостоверении четырем из десяти фильмов «Дау» Ильи Хржановского, усмотрев там порнографию.
И есть еще третье обстоятельство, как говорят в театре. Буквально несколько дней назад на съезде нашей единственной реальной партии «Единая Россия» президент призвал ее членов «служить народу». Тому самому народу, значительная часть которого хотела бы жить там, где эти самые члены ее не достанут.
Эти три разные темы объединяет одно: руководство нашей страны допускает принципиальную ошибку, лишая народ возможности выбора.
Как только человек лишается возможности выбора и чувствует себя принудительно загнанным в некие рамки, он тут же начинает протестовать. Причем зачастую делает это не цивилизованным образом. Не видел пока фильма «Дау», но поскольку Илья Хржановский – мой студент, имею представление о его личности. Был он талантливым и парадоксальным уже во время учебы. Об этом его удивительном проекте слышал противоречивые отзывы: одни утверждают, что он снял нечто гениальное, другие усмехаются и говорят, что чушь собачья. И такой разброс мнений уже интригует. Мне кажется, что министерство, отобрав у человека возможность самому решить, порнография это или нет (никто не мешает установить возрастной ценз) унизило свой народ, априорно полагая, что народ сам не в состоянии оценить что хорошо, что плохо. Более того, чиновники создали невиданную рекламу этому фильму. Кто бы стал смотреть 10 серий? Но теперь, когда фильму наклеили ярлык «порнухи», к нему подогреется интерес не только у интеллектуалов, на которых рассчитан этот фильм, но и у тех ребят, которые знать не знают кто такой Ландау, Анатолий Васильев или Теодор Курентзис. Причем интерес этот будет вовсе не эстетического рода, а самого что ни на есть низменного: что там за порнушку сняли?
Суд над Серебренниковым разве что увеличил аншлаги и цены на билеты в Гоголь-центр. Но сам по себе этот суд как был изначально, так и остается не состязательным. Его начали по указанию. Потом внезапно закончили по указанию. Теперь возобновили. И как бы не поляризовалось мнение общества, где одни убеждены, что вины на подсудимых нет и это чуть ли не политический заказ, а другие выразительно подмигивают, как бы говоря: знаем мы, зачем обналичивают бюджетные деньги, - обе стороны сходятся в одном: в этом суде сработают не доказательства вины или невиновности, а некое решение, которое будет спущено откуда-то, где без нас знают, что хорошо, что плохо.
Убежден, что момент добровольного выбора всегда был и остается основополагающим в поведении человека. Человек выбирает партнера, место жительства, профессию. Кто-то хочет жить в провинции, кто-то в мегаполисе. Когда построили Берлинскую стенку, люди прыгали через нее. И часто погибали. Потому что, как только есть стена, люди через нее прыгают. Мы так устроены.
Когда в политических ток-шоу представлена только одна сторона, нет спора, нет диалога, выпирает одна только пропаганда. Но народ не дурак: он сразу чувствует, что ему врут. И тут же начинает верить в противоположную точку зрения, начинает искать оппозиционные каналы, которые кажутся правдивыми, хотя вполне возможно, что это не так. Повторю: мы так устроены.
И что тогда значит «служить народу». В чем состоит служба? В том, чтобы предоставить выбор? Или в том, чтобы его ограничить?

КУЛЬТУРА СИЛЬНЕЕ ОРУЖИЯ

Депутата Украинской Рады Алексея Гончаренко я знаю много лет. Как любой крупный политик он человек непростой, неоднозначный, парадоксальный. Многие его поступки у меня вызывают интерес и уважение. А какие-то - отторжение и несогласие.
Своему родному городу Одессе, которая и мой родной город, он приносит безусловную пользу. Когда он был еще совсем молодым человеком и работал врачом скорой помощи, вместе со своими единомышленниками, вооружившись пилой и кусачками, устраивал ночные рейды, чтобы открыть для людей одесские пляжи, заблокированные заграждениями по указанию тогдашнего мэра. Кстати говоря, этот мэр был родным отцом Алексея. Потом он вывел на улицы возмущенных одесситов, протестовавших против решений местной администрации. Позже его действия приобрели легитимный характер, но страстность ему свойственна до сих пор. Алексей владеет иностранными языками, очень хорошо знает и, главное, любит русскую поэзию, литературу, театр. И не скрывает этого. Он вообще не конъюнктурщик.
Когда на Украине принимали чудовищные законы о русском языке, когда останавливалось сообщение между странами, Гончаренко выступал против этого. После победы на выборах нового президента, Алексей баллотировался как независимый кандидат. И победил – абсолютно честно, став единственным в одесской области избранным депутатом, обошедшим конкурента из партии «Слуга народа». И в новом составе Рады не присоединился к большинству, а ушел в оппозицию.
Алексей последовательно способствует присутствию и развитию русской культуры на Украине. Он говорит и общается на русском языке, так же легко и свободно, как на украинском. Не раз помогал в проведении гастролей театра «Школа современной пьесы» в Одессе.
Нашей пропагандой вокруг Гончаренко создана репутация поджигателя Дома профсоюзов в Одессе. Это фейк и ложь. И я это знаю точно. Мы друзья в реальности и френды в соцсетях. Когда у него на ленте я прочел пост о создании в Раде объединения «Кубань», задача которого (цитирую) «разработка политики по возвращению в культурное и социальное поле украинских этнических территорий и этнических украинцев», написал комментарий о том, что искренне это поддерживаю. Потому что для меня в этом его заявление главными словами были «культурное поле». Убежден, что культура во всех ее проявлениях – и литература, и музыка, и театр – это колоссальное оружие, намного сильнее автомата Калашникова.
Уверен, что мы должны вкладывать силы и деньги в «интервенцию» русской культуры. Но этот процесс не может быть движением в одном направлении. На территории бывшего СССР до сих пор работает большое число русских театров – в Киеве, Одессе, Минске, Тбилиси, Ереване, Риге, Таллине, Вильнюсе… Теперь я хочу спросить, а в России – есть украинские театры? Или армянские? Есть ли у нас еврейский театр, который играл бы на идиш или даже иврите? Когда-то был с великим Соломоном Михоэлсом, но его закрыли, а самого Михоэлса снесли полуторкой в Минске.
Моему папе, который учился в средней школе в колхозе под Одессой на идише, это никак не помешало защищать на войне Советский Союз и расписаться на Рейхстаге, написав свою фамилию русскими буквами.
Меня радует, что в Москве есть национальные школы, организованные посольствами, что в театрах играют для детей спектакли на разных языках. Это правильно, когда идет поддержка не только основного государственного языка, но и языка других народов, живущих на российской территории.
И я, прочитав пост Алексея, понял для себя и, конечно, поддержал, что речь идет об инициативе поддержки украинской культуры на Кубани для этнических украинцев, говорящих или желающих говорить на украинском языке, учить этому языку своих детей, знать свою историю, культуру, которым важно сохранить национальную идентификацию. Что в этом плохого? Почему бы им не прислать книги, фильмы на украинском языке? Может быть, организовать гастроли украинского театра на Кубани?
Вопрос языкового и культурного самосознания нельзя недооценивать. Именно эта проблема привела к войне на Донбассе. И Крым начался с этого. И трагедия в Одессе.
Повторяю, культура – оружие, вернее инструмент, который мирным путем приводит к реальным победам. Когда-то со мной в ГИТИСе учились не только студенты из республик СССР, но и приезжие из самых разных стран – от Вьетнама до Парагвая. И, обучившись у нас, они несли русскую культуру по всему миру. Сегодня мы так «задрали» стоимость обучения в ГИТИСе, что любой украинский или армянский студент скорее поедет учиться в Европу. И из него вряд ли выйдет апологет русской культуры.
После моего комментария к посту Алексея Гончаренко, возбудились русские националисты из газеты «Завтра», которые переврали и передернули смысл и выдали заметку о том, что еврей Райхельгауз помогает украинцу Гончаренко «вернуть Кубань». В ответ на это еврейский ресурс cursorinfo, решил меня защитить и объявил, что в России очередная волна антисемитизма. И то, и другое – абсурд и спекуляции. Никто не призывал «вернуть Кубань», и я не нуждаюсь в защите от «антисемитов». Просто прошу включить мозги и прочитать то, что написано, а не то, что кому-то хочется видеть.
Предстоящим летом театр «Школа современной пьесы» снова готовится к гастролям в Одессе. И минкульт России будет содействовать в организации этих гастролей. В продолжение нашего диалога с Алексеем Гончаренко, инициативу которого я обещал поддержать, предлагаю конкретное дело: мы готовы предоставить свою сцену для гастролей украинского театра в Москве. Будет прекрасно, если государственные структуры Украины поддержат эти гастроли.

ХОЧУ БЫТЬ ЧЕСТНЫМ

В Москве внезапно настала осень, а вместе с ней пришло резкое осеннее обострение. Оно во всем – в природе, в головах. Очень сильная концентрация отрицательных событий, которые провоцируют агрессивную реакцию. Прежде всего – уход из жизни Марка Анатольевича Захарова. Не буду давать характеристику этой крупнейшей личности. Скажу только, что он – в списке наших самых великих, кого Россия предъявляет миру, от Станиславского, Немировича-Данченко и Мейерхольда до Товстоногова, Эфроса, Любимова. Да, Марк Анатольевич – в этом ряду, убежден.
И меня радует – если в данном контексте уместно это слово – что огромное количество театральных людей, исповедующих непримиримые эстетические взгляды, едины в своем взгляде на творчество Захарова. Не в качестве дани уважения ушедшему мэтру, а по сути. И здесь важен не только собственно его режиссерский метод, его театр, но и то, что он вызвал – любовь к театру, кино, искусству. И как он вокруг себя это искусство много лет излучал.
Мне очень повезло – я помню спектакль Марка Анатольевича в театре МГУ «Хочу быть честным». Мы с Толей Васильевым были студентами 1 курса ГИТИСа, и ставили там же. «Хочу быть честным» мы смотрели каждый раз. Потом посчастливилось много лет быть с ним на кафедре режиссуры, слышать его выступления, комментарии к экзаменам – просто фантастические, читать его книги. На совещаниях с мэрами, с президентом, с большими начальниками Захаров всегда говорил так, как будто он общается с коллегами. Он не просто хотел - он был честным.
Когда я слышу отдельные голоса, что он что-то не подписал, против чего-то не протестовал, не тому улыбался, хотел для своего театра что-то такое получить, чего не было у других, и прочую подобную «критику» – это абсурд. Потому что то, что он сделал для театра, для культуры - дай бог, чтобы какая-то еще фигура выросла до этого масштаба.
Параллельно с потерей Захарова – история с Леонидом Хейфецом. Вернее, на самом деле, нет никакой истории. Но обезумевшие от жажды скандального информационного повода СМИ бесконечно звонят: расскажите про Хейфеца, позвоните ему, спросите, он ударил кого-то ножом, на него заводят уголовное дело… Леонид Ефимович Хейфец - выдающийся режиссер и педагог. Но давным-давно не попадалось мне рецензий на его спектакли. Мне не звонили по поводу его прекрасных выпускников. Зато стоило ему заболеть, к нему появился «интерес». Из человеческой беды начинает раздуваться какая-то ерунда - унизительная для человека его таланта и его места в нашей культуре. Многие, вероятно, впервые услышали, что есть такой режиссер. И для них Хейфец теперь – это вовсе не мастер, который недавно поставил замечательный спектакль «Пигмалион» в театре Маяковского, а старый псих, набросившийся с ножом на врача скорой помощи.
Ощущение, что люди у себя дома со своими детьми, родителями, ТВ, соцсетями ущербны и не самодостаточны. Всем интересно, что сказала психически нездоровая девочка в ООН. О чем говорили по телефону Зеленский и Трамп. А тут – просто сенсация: Медведев запретил курить на балконе!!! Такое бурное обсуждение – нация вся поднялась!!! Дорогие, посмотрите, на своих детей, внуков, сослуживцев. Если некуда взгляд бросить, приходите в театр. Вот у нас 2 и 3 октября интереснейший спектакль «На Трубе». Послушайте, о чем говорили Чехов и Толстой и почему это также актуально сегодня. Или книжку почитайте. Музыку послушайте. Не зацикливайтесь на событиях, о которых буквально через пару недель никто даже не вспомнит, как не вспоминают, к примеру, свадьбу Собчак и Богомолова, еще недавно казавшуюся некоторым главным событием жизни. Жить своей жизнью – неужели это менее интересно, чем жить инфоповодами прессы, которая уже вся пожелтела - очевидно, вместе с осенними листьями?

Я/МЫ ПАВЕЛ УСТИНОВ

Наш коллега молодой артист Павел Устинов получил срок за применение насилия к бойцу ОМОНа на несанкционированной протестной акции в Москве. Срок очень большой. Конечно, как и все, я видел выложенное на YouTube видео, на котором зафиксирован момент его задержания. И не увидел там ничего, что свидетельствовало бы о вине этого молодого человека. Не буду сейчас разглагольствовать о праве людей на несогласие с «линией партии», не буду говорить о несоизмеримости наказания, которое сломает человеку жизнь, с его так называемым «преступлением». Сейчас не это главное. Я просто хочу присоединиться к тем, кто уже высказал свою однозначную точку зрения на этот произвол. Требую немедленно освободить Павла Устинова!

Крокодила Гену в депутаты!

Прошедшие 8 сентября выборы в Мосгордуму произвели удручающее впечатление. Жуткое. Это даже и выборами назвать сложно, потому что совершенно неясно кого из кого и для чего выбирали. До этих самых «выборов» прошли, как известно митинги – разрешенные, неразрешенные, со всеми демократическими и коммунистическими лозунгами, с протестами, переходящими в гуляния, с неадекватным применением силы, с судами, воплями в соцсетях. С реальными посадками – на немаленькие сроки – и с реакцией на эти посадки: возмущенной, одобрительной, или опять-таки неадекватной – в виде песен и плясок в ночных клубах. Пытаюсь понять – к чему все это? Про что это, как сейчас говорят: про демократию или про что-то другое?

Официальные СМИ радуются, что в регионах, где проходили губернаторские выборы, преимущественно победили единороссы. А либералы тоже радуются, что теперь у этих самых единороссов в Мосгордуме стало меньше депутатских мест. Вот раньше было «одно яблоко», а теперь четыре. И коммунистов больше стало – аж на пять или шесть.

Я хорошо знаю лично трех депутатов Мосгордумы. Это – мой любимый артист, режиссер, человек Николай Николаевич Губенко. Это еще один мой коллега, известнейший в прошлом актер Евгений Герасимов. И выдающийся поэт Евгений Бунимович. И все они вновь прошли в Думу. Только, дорогие мои, когда эта Дума что-то реально решала? Готов поспорить, что если вы подойдете на улице к москвичу и спросите, что он знает о деятельности Мосгордумы, никто ничего не скажет. Не назовет ни одного конкретного дела, которое было бы осуществлено этой самой Думой.

Когда наш театр «Школа современной пьесы» был в аварийном состоянии, мы бесконечно обращались в Думу – посодействуйте, помогите, решите! Меня приглашали на какие-то комиссии, заседания, я приходил. Там серьезно и торжественно в красивых залах рассказывали, обещали, брали на контроль, принимали решения, составляли протоколы… Эффект был равен нулю. Потому что в Москве все решает мэр. Появился мэр Собянин, сказал: дать театру деньги на ремонт. Дали. Распорядился, чтобы ремонтировали и реставрировали. Отремонтировали и отреставрировали. Подарил театру оборудование, еще одну сцену. Все сделали. Спасибо мэру Собянину.

Это вертикаль власти.

Все то же самое происходит во всей большой России. Та же вертикаль власти. Может быть, есть еще какая-то судебная вертикаль? Последние события показывают: захотел президент обменять заключенных с Украиной, и обменял. Спасибо президенту. Суды никакие не понадобились.

Выходит, что ни законодательная, ни судебная система реальной власти не имеют. И Мосгордума не только не место для дискуссий, но еще и не место для решений.

Так случилось, что 21 июля в день выборов Государственную Раду Украины я находился в Одессе. И видел, как на каждое депутатское место было по 5-6 реальных претендентов. Причем всегда один был каким-то хорошо знакомым украинцам многолетним представителем партии Порошенко, остальные – представители других партий или самовыдвиженцы. И вот все они буквально на пупе крутились, каждый день разъясняли свои программы, по ТВ и на радио, на улицах, ходили по квартирам, соревновались, кто больше подарит подарков, кто лучше отремонтирует детские площадки. Видел своими глазами, как один кандидат буквально вырвал у другого победу с разницей в 6%. Каждый голосующий понимал, что от его голоса зависит будущее. Явка избирателей по Одесской области была около 50%. У нас в Москве — 21,45%

Каждый из нас достоин этих выборов. И я в том числе. Вчера поехал голосовать в 16 часов – после репетиции. Голосовал в Доме ученых на Пречистенке. Подъехал. Увидел большое количество полицейских. Открыл окошко и вежливо спросил: можно ли припарковаться на несколько минут – чтобы проголосовать. Человек с квадратным лицом сказал: Конечно, нет. Вон туда заезжайте в переулок». Мелькнула было мысль: а не поехать ли отсюда? Но я ее отверг: меня не собьешь. Буду голосовать. Поехал, куда послали, встал в одном из переулков. Подхожу к избирательному участку. Кроме полиции – никого. Да, еще человек в костюме крокодила Гены, который меня радостно приветствовал. Я ответил ему: все-таки коллега. Пошел по пустым коридорам Дома ученых. Даже как-то испугался: может все отменили? Поднялся на второй этаж. В Пустом зале сидели 5 или 6 человек усталого вида. Я был единственным избирателем в этот момент. Нашел свой адрес, букву. Дал паспорт. Член избирательной комиссии долго искал что-то. Потом сказал:
— Вы здесь не проживаете.

Я:
— Посмотрите внимательно.

Он:
— Не проживаете…

Вновь тенью пронеслась мысль — сбежать. Но вера в демократические институты не пустила и заставила настоять на своем праве голоса.

— Ищите. Я там есть.

Он нашел и вручил мне бюллетень.

Поставив галочку, кивнув крокодилу Гене, я ушел. По старой, еще с советских выборов привычке осмотрелся: раньше всегда во время волеизъявления продавали что-то вкусненькое. Вижу и впрямь – передвижная лавка. Подошел и обомлел: на прилавке была картошка, морковь, свекла… Размышляя о смысле этой метафоры, поехал обратно в театр. Кругом стояли автозаки, много полицейских. Нас от чего-то охраняли. От чего и от кого?

ХУДPУК УКРАИНЫ ХОЧЕТ ДЛЯ СВОЕГО ТЕАТРА САМОГО ЛУЧШЕГО

Фильм «Слуга народа» я посмотрел недавно, целенаправленно, понимая, что иду от триумфального финала победы Владимира Зеленского на президентских выборах к самому началу - распределению ролей. Если бы я смотрел фильм просто с артистом Зеленским, был бы готов дать ему ряд профессиональных советов, прокомментировал бы монтаж, диалоги, производство, поскольку и сам немало занимался телевизионными фильмами. Но поскольку я понимаю, что персонаж, которого я вижу на экране, скоро перестанет играть, а реально станет президентом, любая его реплика пауза, взгляд и попытка прямо там на экране обдумать прописанную в сценарии ситуацию, приобретает дополнительный смысл. Я часто хожу на наши политические токшоу. Не так давно в передаче «Время покажет» мы обсуждали первые 100 дней президента Зеленского. Конечно, мои оппоненты не удержались от исторических ассоциаций – и стали говорить по 100 дней Наполеона, 100 дней Рузвельта. Ехидно замечали, что – ага! - к нему приехал в качестве консультанта не кто-нибудь, а Джон Болтон! Вот он: прибыл кукловод приехал дергать за ниточки свою марионетку.
На самом деле Зеленский руководил крупным творческим объединением «Квартал 95». И как любой театр или творческо-производственный коллектив, большой или маленький, его компания – это государство, в котором все есть. Есть строгая иерархия, социальные группы. Министр финансов – главбух, СМИ, которые сосредоточены в пресс-службе. Есть рабочие сцены, есть служба зала. Есть даже армия – охранный ЧОП. Вся модель государства у нас простроена. Осталось только завести тюрьму. Готовясь к выпуску спектакля, мы сначала строим макет и проверяем, как будет выглядеть сцена с маленькими фигурками. А затем уже выводим на сцену труппу. Зеленский вышел из своего театра и ступил в очень большой театр, который называется Украина. К сожалению, во многом сегодня - театр военных действий, который уже стоит реальных человеческих жизней, болезней, социальных и культурных проблем. То, что в театре играют, здесь проживают по-настоящему. Мне понятно, почему к Зеленскому приехал один из руководителей Америки, а не России, хоть мне и жаль, что это именно так. Любой худрук, строя свой театр, оглядывается на успешные театры – в которые ходят зрители, дают свои пьесы лучшие драматурги, ставят выдающиеся режиссеры. Вот и Зеленский ориентирован на успешную великую страну. Он провел абсолютно реальные выборы в Раду. Я в это время был в Одессе и видел, как это происходило. Видел, как представитель партии зеленых проиграл самовыдвиженцу буквально 5 %. Подсчет шел на наших глазах до последних минут. Реальная борьба. В отличие от нашей истории с депутатами (не важно, хорошими или плохими) - не допущенными до выборов в Мосгордуму, что спровоцировало никому не нужные волнения, и посадки. Тем самым мы демонстрируем давление, показываем, что мы не демократичны. А вот американцы, у которых суд может разбираться с президентом и выяснять, помогали ему русские хакеры в выборах или нет. Я понимаю Зеленского, который выбирает страну, где реально действуют четыре ветви власти. И он хочет создать нечто подобное.
И так бы это все гладко выходило, но… Нынешняя однопартийность его Рады максимально провоцирует на то, чтобы властью не делиться. И это сегодня самое интересное по драматургии государственного строительства в Украине. Удастся ли президенту избежать соблазна наслаждаться единовластием? Окажется для него Рада местом для дискуссий или нет?
Мне пока Зеленский симпатичен тем, что уже дважды звонил Путину. Он договорился об обмене заключенными. Мы со своей стороны готовы собрать нормандский формат. И мне кажется, что это правильно. Я бы предложил воздержаться над неуместными издевками в его адрес. Давайте вспомним, что мы великие братские народы. Завтра 3 сентября мы открываем сезон в театре «Школе современной пьесы». Будем ездить на гастроли. В прошлом сезоне открыли филиал в Берлине и до конца года сыграем там весь свой репертуар. Весной будем участвовать в Русских сезонах в Париже. Но нас огорчает, что с 2014 года мы не были в Киеве. Мне очень хочется пригласить г-на Зеленского на наши спектакли в Киеве. И как президента Украины и как коллегу.

Украина. В главной роли Владимир Зеленский

Уважаемый господин президент!
Примите мои поздравления с победой на выборах, в конце концов оказавшихся честными – если не в самом их ходе, то по крайней мере, в результате. И это означает, что Майдан был не напрасным: моя родная Украина идет в направлении создания демократического государства.
Нас многое связывает, господин президент – именно поэтому я решился обратиться к Вам. Мы оба родились на Украине или в Украине – употребление того или иного предлога на самом деле ничего не меняет. В нас обоих течет кровь великого библейского народа. При этом мы оба – носители не менее великой русской культуры и русского языка. Уверен, что Вы так же, как и все нормальные интеллигентные люди, не проводите границы между украинской и русской культурой, не пытаетесь повесить лейбл «сделано в Украине» на Гоголя или Жванецкого, наше общее достояние. И, наконец, нас объединяет профессия: Вы – актер, я – режиссер. Надо сказать, что театр «Школа современной пьесы», который я возглавляю, сделал и продолжает – несмотря на все препоны – делать все, что возможно, для сохранения культурных связей между нашими странами. Мы до недавнего времени регулярно играли спектакли в Киеве в театре Ивана Франко, но когда и это стало невозможным, продолжали играть в Одессе, добираясь туда на перекладных, выслушивая на границе унизительные вопросы от пограничников, не пропускавших некоторых артистов. Но все это забывалось, когда на наши спектакли, которые шли на русском языке (без перевода), собирались полные залы зрителей, награждавших нас овациями.
Так случилось, что мне довелось режиссировать выход первого президента России Бориса Николаевича Ельцина с посланием к Федеральному собранию. Именно поэтому я счел возможным обратиться к Вам. Культура – наша общая территория, уважаемый Владимир Александрович. А потому, прошу вместе с поздравлениями принять от меня несколько рекомендаций.
1. Придать русскому языку статус государственного на всей территории Украины.
2. Вернуть сообщение между Россией и Украиной – воздушное и железнодорожное.
3. Ликвидировать «черные списки», в которые занесены деятели культуры и искусства, якобы являющиеся «врагами Украины». Врагами Украины, можно назвать тех, кто составляя их, проводит опасную аналогию с самыми темными и преступными историческими событиями ХХ века.

Уважаемый господин президент! Мои предложения лежат исключительно в гуманитарной, а не политической плоскости. И я очень надеюсь, что буду услышан и понят.

С уважением, родившийся в Украине народный артист России,
Иосиф Райхельгауз.

Министру культуры РФ Владимиру Ростиславовичу Мединскому

Господин министр!
Несколько дней тому назад 27 марта 2019 года Московскому  театру «Школа современной пьесы» исполнилось 30 лет. Вы никогда не были в нашем театре, поэтому коротко доложу: здесь сложилась уникальная лаборатория современной пьесы, аналогов которой нет в России и в мире. За 30 лет мы сыграли более 80 мировых премьер, побывали на гастролях и театральных фестивалях более чем в 50 странах мира, объехали всю Россию, около 20 лет проводим крупнейший в мире международный конкурс русскоязычной драматургии  «Действующие лица», ежегодно издаем совместно с Российской государственной библиотекой искусств сборник «Лучшие пьесы года».. Помимо репертуарных спектаклей театр проводит немалое количество разнообразных культурных мероприятий,  среди которых ежегодный Фестиваль Булата Окуджавы, совместный с ГИТИСом проект «Кафедра», в рамках которого лучшие работы студентов показывают на нашей сцене.  Принимаем участие и в многочисленных городских культурных акциях на безвозмездной основе. В труппе театра сегодня выдающиеся мастера отечественной культуры, среди которых Ирина Алферова, Татьяна Васильева, Александр Галибин, Елена Санаева, Татьяна Веденеева, Владимир Качан, Владимир Шульга, Юрий Чернов, Дмитрий Хоронько, артисты среднего и молодого поколения.
Департамент культуры Москвы относится к нам предельно внимательно и очень помогает. Однако, есть вопросы, которые  находятся в компетенции федерального министерства культуры. В частности, вопрос о присвоении почетных званий.  И хотя не в стиле нашего театра указывать на афишах звания и награды,  для творческого работника, особенно, артиста государственного театра, предельно важно признание его труда со стороны государства.
Вот уже много лет мы просим присвоить звание народной артистки России Елене Всеволодовне Санаевой, которая своей жизнью и творчеством давно его заслужила. Что подтверждается аплодисментами, которыми ее встречает зал всякий раз, как она выходит на сцену. Несколько лет мы просим дать звание заслуженной артистки России Татьяне Вениаминовне Веденеевой, которая уже не для одного поколения российских людей является знаковой актрисой. Более 20 лет в театре работают Иван Владимирович Мамонов и Алексей Юрьевич  Гнилицкий. Именно на них держится основной репертуар театра. Вот уже несколько лет театр просит присвоить им звание заслуженных артистов.  Неоднократно театр направлял документы на присвоение звание заслуженного деятели искусства одному из ведущих творческих сотрудников театра, известному театральному и музыкальному критику Екатерине Георгиевне Кретовой.
Этот список можно продолжить. Ежегодно мы посылаем документы, но в ответ «посылают» нас, ссылаясь на некий мифический  совет,  якобы распоряжающийся  наградными квотами, в которые Школа современной пьесы фатально не попадает.
А хотелось бы узнать, кто попадает. На днях довелось увидеть спектакль в Академическом театре имени Волкова в Ярославле, который демонстрировал высококлассную труппу, прекрасную постановочную часть, замечательную организацию работы со зрителем. И я с удивлением узнал, что в этом театре, который может украсить любую культурную столицу мира, работает только один народный артист.
Лично я не обойден наградами  -  российскими и международными: народный артист РФ, заслуженный деятель искусств РФ,  лауреат премии города Москвы, награжден Орденом Дружбы, Орденом Почета.... Но все эти российские награды выдавались по «ходатайству». На каждую награду надо было получить огромное количество согласований, представить гору справок и пройти определенное количество этапов награждения. Просто какое-то посвящение в масонскую ложу! Несколько лет назад я решил для себя ни о чем не просить - только за театр и своих коллег. Что не преминуло сказаться: два года тому назад незаметно прошел мой юбилей, а несколько дней  назад мы отметили 30-летие созданного мной вместе с моими единомышленниками театра. И никто в «Школе современной пьесы» не получил никаких знаков внимания со стороны министерства культуры.
Федеральное министерство ежегодно организует большое количество внутрироссийских  и международных театральных фестивалей. Чтобы попасть туда, надо настойчиво проситься. Но самое эффективное - следует иметь заинтересованных во всех смыслах слова друзей среди сонма Ваших подчиненных среднего звена.
Несколько лет наш театр достойно представлял московский театр в замечательном проекте минкульта «Большие гастроли». Но в этом году нам сообщили: хотите ехать на Дальний Восток, поезжайте «на кассу». Несмотря на напряженную международную обстановку, наш театр пытается удерживать связи  с народами постсоветского пространства. Только за последние два-три сезона мы побывали с гастролями на Украине, в Армении, Грузии, Эстонии, Латвии. Не говоря о гастролях в Европе, США, Израиле, Индии, Иране. Ни на одни гастроли мы не получали финансовой поддержки от министерства.
Особо хочется сказать о беспрецедентной организации филиала нашего театра в Берлине. С декабря прошлого года по январь будущего мы ежемесячно играем 2-3 названия в Берлине, вывозя полный объем декораций, костюмов, реквизита, труппу театра.  В Берлине  наш проект вызывает огромный интерес, раскупаются билеты. При том, что проводится год России в Германии,  организованы Русские сезоны и другие громкие акции, мы не получили не только материальной поддержки  министерства, но даже элементарной благодарности.
Владимир Ростиславович! Надеюсь, в Вашем перенасыщенном графике найдется два часа, чтобы посмотреть хотя бы одну из наших работ и составить свое мнение об уровне артистов и театра. И возможно, Вы пересмотрите свою позицию по отношению к московскому театру «Школа современной пьесы».
С уважением,
Иосиф Райхельгауз, лауреат государственной премии Турецкой республики, профессор Тегеранского университета, профессор Рочестерского университета.